Вернуться назад

Пресса о Е.Х.Ф.

«Мы старались сделать его не пафосным»

8 мая в Олимпийском сквере Тюмени торжественно откроют памятник ветеранам ВОВ и труженикам тыла. Монумент уже успел наделать немало шуму, с местом его установки долго не могли определиться. В итоге, вопрос решился народным голосованием.

Сегодня о новом памятнике мы говорим с одним из его создателей – генеральным директором Екатеринбургского художественного фонда Сергеем Титлиновым.

Единство народа ради победы

– Сергей Валентинович, как появилась идея памятника, и сколько времени длилась работа над монументом?

– В работе над монументом у меня было два соавтора: екатеринбургский архитектор Александр Медведев, он, кстати, выходец из Тюменской области, и московский скульптор Сергей Савин. В октябре прошлого года к нам обратились из департамента градостроительной политики Тюменской области с просьбой подумать над идеей памятника. Первое, что мы решили отразить, что победу в тылу ковали не только мужчины, но и женщины, инвалиды, подростки. Второе – общее дело так крепко сковало их, что абсолютно не важно было вероисповедание. Все они – труженики тыла – были людьми Советского Союза, трудившимися на благо победы. Поэтому памятник представляет собой бетонный блок, в котором угадываются очертания мужчины, женщины с ребенком на руках, подростка, солдата-инвалида, интеллигента с эвакуированного предприятия. На руках все эти люди держат последний нелегкий блок, который они собираются вложить в здание победы. На пилонах памятника перечислены все названия предприятий, районов, городов региона, денно и нощно трудившихся в тылу в годы войны.

Памятник мы создали в рекордно короткие сроки, уложились в полгода. Это тоже своего рода подвиг.

– А какова ваша личная связь с войной?

– Мой дед по отцовской линии был награжден орденом Ленина и орденом Красной Звезды, работал в тылу на военных заводах Ижевска и Ленинграда, дед по материнской линии был на фронте и получил ранение. А вот родители Александра Медведева как раз и были тружениками тыла в Тюменской области.

– Когда разрабатывали эскиз памятника, его показывали участникам войны?

– Разумеется, заказчики показывали эскиз ветеранам, и они его одобрили. На экспертном совете в Екатеринбурге был такой момент, что одна женщина из выступавших не смогла сдержать слез. Создавая памятник, мы старались сделать его не пафосным, а таким, чтобы он цеплял за душу. Надеюсь, нам это удалось.

На Вечном огне жарят мясо

– Как вы считаете, отсутствие у современной молодежи уважения к памятникам Великой Отечественной войны – это следствие плохого воспитания или виноваты сами скульпторы, создающие невнятные монументы, не берущие за душу?

– Воспитание и искусство тут крепко завязаны между собой. Пройдет еще десять лет, и ветеранов не останется, потом не станет людей, которые могут рассказать о войне. И связь с тем временем будет только в произведениях искусства, в них обязательно нужно закладывать возможность влиять на отношение к этому событию.

Наша беда в том, что архитекторы сегодня не заточены на то, чтобы отображать в творениях особенности своего края. В архитектуре, в скульптуре царят универсальность. Все оттого, что условия художнику диктует заказчик, тот, кто платит. И до тех пор, пока главным в жизни и в искусстве для нас будут деньги, на Вечном огне будут жарить мясо, а патриотизм будет только пафосным словом.

Екатерина ПОНОМАРЕВА

АиФ в Западной Сибири №18 (785) 5-11 мая 2010 г. Тюмень