Вернуться назад

Пресса о Е.Х.Ф.

История одной реставрации

Сегодня в обществе не прекращается дискуссия о принципах сохранении исторических объектов. Они и часть городской среды, и страница истории страны, и памятник определенного стиля, и компоненты современного городского благоустройства. Екатеринбург, казалось бы, не самый древний российский город (официальная дата основания – 1723 год), имеет свою неповторимую архитектурно-историческую среду, а следовательно, возникает необходимость решать многочисленные проблемы ее сохранения.

Реставрацией и восстановлением исторических зданий — первого железнодорожного вокзала Екатеринбурга, Свердловской государственной академической филармонии, Екатеринбургского государственного академического театра оперы и балета, Дома приемов почетных гостей Свердловской области (дом Севастьянова) и других памятников культуры — много лет занимается творческо-производственное объединение «Екатеринбургский художественный фонд». К сожалению, исторический облик города нередко стирается бесконечными архитектурными «пробами пера», демонстрирующими современные технологии. Исторические здания кажутся «новаторам» несистемными в контексте бетонно-стеклянных высоток.
Екатеринбургский художественный фонд занимает другую позицию. Это многопрофильное предприятие многие годы занимается реставрацией, реконструкцией и воссозданием объектов историко-культурного наследия. Одним из самых многоплановых и интересных объектов по реставрации и приспособлению исторических зданий для специалистов фонда стал дом купца Севастьянова. Это оригинальное здание, известное как «дом Севастьянова» или «Дом Союзов», выделяется из общей городской застройки и имеет богатую историю. Согласно документам он
построен в 1866 году, Севастьянов не был его первым и единоличным владельцем. Еще ранее на этом месте находилось строение с ротондой – дом горного чиновника Ивана Васильевича Полкова. В первой половине XIX века здесь был театр, проходили симфонические концерты.
Архитектор сохранившегося здания А. И. Падучев во второй половине XIX века перестроил дом для чиновника Севастьянова в «мавританско-готическом стиле». В этой стилистике выполнялся не только фасад здания, но и интерьеры, где присутствуют восточные орнаментальные мотивы. Севастьянов продал дом окружному суду. В советские времена здесь располагался обком профсоюзов, поэтому на фронтоне имелась надпись «Дом Союзов». Позже в здании находились многочисленные офисы. Работа реставратора похожа на археологические раскопки – один за другим снимаются исторические слои, пока не откроется тот, который и ляжет в основу реставрации. Восстановление подлинного исторического облика потребовало научного исследования. Были проведены необходимые изыскания с привлечением историков, искусствоведов, архитекторов. Специалисты фонда совместно с институтом УралНИИпроект обследовали здание. Подтвердилось, что за полтора столетия в особняке ни разу не проходили реставрационные работы, небольшие ремонты проводились без учета исторического статуса памятника. Помимо разрушений, связанных с погодными условиями и соседством с оживленной магистралью, большой урон был нанесен элементам лепнины, которые замазывали и заштукатуривали во время очередных косметических ремонтных работ. В результате фасад здания пришлось собирать вручную. Специалисты фонда очистили старые слои краски и штукатурки и восстановили элементы фасада, открыли архитектурные детали, утерянные за годы жизни здания. Восстановлена арочная форма входной группы западного фасада, которая была заделана и имела форму обычной двери. Особое внимание уделялось цветовому решению фаса-
да. Слой за слоем снимая штукатурку, реставраторы обнаружили следы непривычного сочетания терракотового и изумрудного. Так фасад выглядел XIX веке, решено было вернуть особняку исторический облик. В ХХ веке засияли «чистые» цвета фасада – белый, зеленый и терракотовый. По данным архивных материалов, в XIX веке в Екатеринбурге и близлежащих городах применялась краска на основе малахита, добыча которого в то время велась на Урале.
Южный фасад дома также неоднократно перестраивался.
Изначально там существовали ворота для въезда экипажей, однако позже, когда в здании располагался окружной суд, понадобились дополнительные площади, появилась пристройка, которая и сохранилась до сегодняшнего времени. Строители и реставраторы столкнулись с проблемами весьма разнообразными. Это и провисшие от времени потолки, и утраченные элементы лепнины, и полностью закрытые или заложенные дверные проемы. Но сохранялись мифы о невероятно богатых интерьерах здания. Предстояло выяснить, так ли это на самом деле. История такова. В XIX веке чиновник Севастьянов, разбогатев, купил дом и начал его перестраивать, сделал затейливый фасад, но внутри было всего четыре парадных помещения: вестибюль и три комнаты. Целью этого, говоря современным языком, девелоперского проекта, было не построить и жить, а привлечь покупателей. Возможно, это сказалось и на качестве работ.
Основным декоративным элементом фасада и убранства внутренних интерьеров здания была лепнина. В парадных интерьерах она имела сносный вид, но буквально рассыпалась в руках мастеров. В других помещениях первого и второго этажа она была полностью разрушена, так что пришлось восстанавливать и заново изготавливать элементы идентичные сохранившимся образцам. Примерно половину лепнины удалось отреставрировать, а в остальных случаях ее воссоздавали по историческим аналогам.
Уникальные технологии, применяемые специалистами фонда, позволили укрепить исторические элементы. По такой технологии, например, заполнялись пустоты в стенах, проводились укрепление и подтяжка лепного потолочного декора.
Значительный объем работ на объекте пришелся на одно из подразделений фонда Центр художественной древесины. Во время многочисленных перестроек здания старинные резные деревянные рамы были утрачены и заменены на более простые, в связи с этим заново изготовлялись резные рамы из массива дуба. Оконные и дверные проемы к моменту реставрации не везде соответствовали исторической геометрии помещений, поэтому в ходе работ проемы либо восстанавливали, либо, как это было в случае с окнами, укрепляли и усиливали с помощью специальных технологий. Многочисленные жилые и подсобные непарадные интерьеры здания также подверглись значительному разрушению временем, а также в ходе ремонтных работ при разных владельцах помещений. Архитекторам фонда удалось привести все внутренние интерьеры здания к единому стилю в соответствии с историческими документами второй половины XIX века.
На первом этаже здания был восстановлен зал с двумя лепными порталами. Один из них изначально служил для выхода на задний двор, а в советские времена его полностью заложили. Сегодня портал расчищен, восстановлены его очертания, а также воссозданы элементы декоративной лепнины.
Реставрация – невероятно увлекательный и познавательный процесс. В исторических помещениях таятся сюрпризы— потайные ходы и двери, забытые бытовые мелочи и спрятанные клады. Дом
Севастьянова удивил пустотами в стенах зала второго этажа. Можно предположить, что это пространство предназначалось для музыкантов. Оставаясь невидимыми, они развлекали своей игрой гостей в дни торжественных приемов. Интересная находка ждала реставраторов в другом помещении, когда там снимали мраморную плиту, обрамлявшую камин и зеркало над камином. За ней были обнаружены газеты XIX века, а также обои того времени. Дизайн интерьеров восстановленного дома Севастьянова разработан в архитектурных мастерских фонда для новых
представительских функций здания. Опыт проектирования и обустройства интерьеров посольств, исторических залов филармонии, вокзалов, музеев, театра и многих других представительских
помещений на территории страны позволил решить проблему адаптации реставрированного памятника для современных задач. Это удалось сделать благодаря штату уникальных специалистов: архитекторов, инженеров, дизайнеров, реставраторов, резчиков по дереву, форматоров, художников по росписи. Такие творческие профессии и уровень мастерства сохраняются и поддерживаются Екатеринбургским художественным фондом. Профессионалы сумели мысленно встать на место архитекторов того времени, проявить научно аргументированную творческую фантазию. Все реставрационно-строительные работы выполнены меньше чем за год.
Сейчас это здание специального назначения, здесь бывают первые лица государств, возникает необходимость синхронных переводов на двенадцать языков, что потребовало
специального оборудования, скрытого от глаз. Столь масштабный объем работ удалось провести в том числе благодаря участию 40 субподрядных организаций, и это заслуга менеджмента фонда. Несмотря на предельно сжатые сроки, специалисты художественного фонда профессионально и кропотливо подошли к каждой детали работы, стараясь отреставрировать и украсить на века особое здание, значимое для имиджа города и области: Дом приемов почетных гостей Свердловской области.

 
Лариса Титлинова

Журнал Российской академии художеств "Академия", №2, 2012 год